Скачать мобильную версию журнала «За Русский Народ»

Журнал ЛДПР: Возможно ли разрушить европейские стереотипы о России?

МЫ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ЕВРОПА

Европейская русофобия – многогранное явление. Но его суть сводится к простой формуле: «Россия – наш вечный враг и агрессор, народ ее дикий и нецивилизованный».

Ну что ж, знать, что о тебе действительно думают оппоненты, значит избавиться от ненужных заблуждений. Тем более что Запад и делами практически доказывал свою враждебность России на протяжении столетий.

Примечательно, что большинство представлений о России и русских формировалось в русле поисков ответа на вопрос о европейской принадлежности России. Входит она или нет в число европейских стран, принадлежит или не принадлежит к Европе? Если не принадлежит, то как ее тогда идентифицировать? Если принадлежит, то в каком качестве: является полноценным членом «европейской семьи» или ютится в ней на правах «бедного родственника»?

 

И мало кому приходило на ум взглянуть на географическую карту. А ведь там Россия расположена не только в Европе, но и в Азии. Мы больше, чем Европа. Масштабами переросли ее еще века назад. А к нам по-прежнему подходят со средневековым европейским аршином, которым, как известно, Россию не измерить, да и время уже другое. В эпоху глобализации любая азиатская или даже африканская страна может культурно и технологически превзойти любое сонное царство в Европе. Пример динамично развивающегося Китая и Южной Кореи лучше всего доказывает эту прописную истину, которую до сих пор не смогли понять на Западе.

НЕ ЕВРОПА

К началу XX столетия в европейской культуре оформились четыре устойчивых образа России.

Образ первый: Россия – не Европа. Это, пожалуй, один из самых давних и глубоко укоренившихся в сознании европейцев мифов о России.

Кто-то утверждал, что в ней неважно обстоит дело с религией, кто-то говорил о ее недоцивилизованности, о невысокой культуре россиян, позднее стали делать упор на неразвитость ее политических, экономических и социальных институтов, на состав населения, существенно отличающийся от европейского, и т.п., а кто-то утверждал, что по всем этим параметрам Россия принципиально отличается от Европы.

С расколом мира после Второй мировой войны на две системы и началом новой войны, прозванной «холодной», ситуация резко изменилась. Сопровождавшая эту войну идеологическая борьба Запада с Россией не только воскресила прежние негативные образы России – Советского Союза, но и усилила их.

Так родился образ врага, укорененный западной пропагандой в массовом европейском сознании.

Разрядка международной напряженности практически ничего не изменила в этом плане, тем более что советское руководство продолжало утверждать: разрядка на сферу идеологии не распространяется, а западная весьма надуманная идея «конвергенции», несмотря на обилие всяческих благоглупостей, подразумевала собой подчинение СССР Западу.

Господствующей в это время была версия об азиатской варварской державе, которая воспользовалась возможностью, предоставленной Второй мировой войной, для военного вторжения в Европу. В 1945 году Черчилль, имея в виду Советской Союз, утверждал, что азиаты добрались до сердца Европы.

«ЭТНИЧЕСКОЕ НЕДОРАЗУМЕНИЕ»

Образ России номер два: полудикая страна, еще не завершившая переход от варварства к цивилизации, эдакое этническое недоразумение.

Классическим выражением этой позиции считается работа маркиза де Кюстина «Россия в 1839 году». Какие же факты приводит на страницах своей книги де Кюстин?

НИКАКИХ! Только собственный убогий бред, вроде этого: «Можно сказать, что весь русский народ опьянен своим рабством до потери сознания. Только здесь, в глубине России, можно понять, какими способностями был наделен первобытный человек, и чего лишила его утонченность нашей цивилизации. Повторяю еще раз: в этой патриархальной стране цивилизация портит человека. Славянин по природе сметлив, музыкален, почти сострадателен, а вымуштрованный подданный Николая – фальшив, тщеславен, деспотичен и переимчив, как обезьяна. Лет полтораста понадобится для того, чтобы привести в соответствие нравы с европейскими идеями, и то лишь в том случае, если в течение этого длинного ряда лет русскими будут управлять только просвещенные монархи и друзья прогресса, как ныне принято выражаться».

«Я не осуждаю русских за то, каковы они, – продолжает маркиз, – но я порицаю в них притязание казаться теми, что и мы. Невольно возникает мысль, что эти люди потеряны для первобытного состояния и непригодны для цивилизации».

ДРУГАЯ ЕВРОПА

Образ третий: Россия – страна европейская, но это все-таки какая-то другая Европа.

У России своя особенность, к тому же она сильно отстала – по крайней мере, в некоторых отношениях – от передовых европейских стран. Ей предстоит, став прилежным «учеником», пройти долгий и, скорее всего, трудный путь, чтобы превратиться в «нормальную страну», то есть страну европейского типа.

Кстати, эта точка зрения усиленно навязывается западными пропагандистами самим русским. И часть из них – прозападные демократы – в 1990-е поверила в свою «почти европейскость». Они стали для зарубежных разрушителей нашей Родины, по сути, пятой колонной.

Особенно трагична судьба похожей на Россию в «лихие 90-е» ее соседки – Украины. Там идеей превращения отечества в «нормальную европейскую страну» были прозомбированы миллионы. Кончилось все нацистским переворотом в Киеве в 2014 году. Европа же так и не приняла в свои объятья Украину. Кому нужны ее товары на и так перенасыщенном европейском рынке? А российский она уже потеряла.

Да и быть нацистом в современной Европе уже не модно…

СТРАНА БУДУЩЕГО

Образ России номер четыре: страна будущего.

Россия – страна будущего, которой еще предстоит сказать миру свое слово, то есть явить нечто новое, что, возможно, обогатит или даже спасет человечество, в том числе и Запад. Отзвуки подобных мотивов можно уловить у того же О. Шпенглера, который, резко противопоставляя Европу и Россию и не видя в последней спасительницу Запада, тем не менее предрекал России большое будущее. «Русские вообще не представляют собой народ, как немецкий или английский. В них заложены возможности многих народов будущего, как в германцах времен Каролингов. Русский дух знаменует собой обещание грядущей культуры, между тем как вечерние тени на Западе становятся все длиннее и длиннее... Будущее скрытой в глубоких недрах России заключается не в разрешении политических и социальных затруднений, но в подготавливающемся рождении новой религии, третьей из числа богатых возможностей, заложенных в христианстве, подобно тому как германско-западная культура начала к 1000 году создавать вторую».

Но, пожалуй, самое яркое воплощение идея величия России и ее исторической миссии нашла у немецкого философа В. Шубарта, опубликовавшего в 1938 году книгу «Европа и душа России».

«Запад, – писал он, – подарил человечеству самые совершенные виды техники, государственности и связи, но лишил его души. Задача России в том, чтобы вернуть душу человеку. Именно Россия обладает теми силами, которые Европа утратила или разрушила в себе... Поэтому только Россия способна вдохнуть душу в гибнущий от властолюбия, погрязший в предметной деловитости человеческий род, и это верно, несмотря на то что в настоящий момент сама она корчится в судорогах большевизма. Ужасы советского времени минуют. Европейские нации утратят духовное лидерство. Они уже не будут больше представлять господствующий человеческий тип, и это станет благом для людей... РОССИЯ – ЕДИНСТВЕННАЯ СТРАНА, КОТОРАЯ СПОСОБНА СПАСТИ ЕВРОПУ».

Еще больше острых и увлекательных статей на нашем канале в Яндекс.Дзен!

https://zen.yandex.ru/id/5c9e02b433e1f100b3a890ce