Скачать мобильную версию журнала «За Русский Народ»

ПОЛЯКИ И ПРИБАЛТЫ

Продолжаем публикацию материалов из брошюры 
В.В. Жириновского, С.А. Воронина «Россия – Европа: история непонимания».

 

 

ПОЛЯКИ

 

Польский вопрос был наиболее острым вопросом внутренней политики России на протяжении XVIII века. Этот вопрос, в конечном счете, и обусловил разделы Польши 1772, 1793 и 1795 годов. Причем в этих разделах основным «виновником» выступала отнюдь не Россия, а польская шляхта, Пруссия и Австрия. 

Однако поляки ненавидели именно русских, поскольку те, в отличие от немцем и собственных шляхтичей, не проявляли гонора, не показавывали свою дворянскую значимость и расовое превосходство, не били в зубы по любому поводу. И у привыкших к раболепию поляков создавалось ощущение, что ими правят не настоящие господа, а простолюдины, низшая раса, «подлое сословие». 

Там где немец мог просто забить поляка до смерти, русские пытались применить закон и разобраться по суду. Русскую вежливость воспринимали в качестве слабости и расовой неполноценности. 

А между тем в нищую Польшу русские вложили огромные деньги, отрывая от собственных губерний. Так, к примеру, царское правительство заботилось о развитии образования в Польше больше, чем в российских губерниях (тот же перекос в отношении Прибалтики, Средней Азии сохранялся и в СССР), податей собирали по 4 рубля с жителя, а в России по 6 рублей, крестьяне в Польше получили землю на более выгодных условиях, чем в России. 

Но все равно польские политики разного уровня просто выходили из себя от приступов русофобии. 

Обвинителями «зверств» России выступали Францишек Духиньский в XIX веке и Юзеф Пилсудский в ХХ-м. Оба с пеной у рта отстаивали идею о создании буфера между арийской Европой и туранской Москвой в виде великой Польши, включающей Украину, Беларусь, Литву, Смоленск и Великий Новгород.

Пилсудский также подчеркивал мысль о цивилизационном превосходстве поляков над варварской Российской империей, что и должно было предопределить ее неизбежное крушение.

 

ПРИБАЛТЫ

 

Остзейский – Прибалтийский край с 1801 по 1876 годы включал в себя три провинции: Лифляндию, Эстляндию и Курляндию, соединенные в отдельное генерал-губернаторство Российской империи, но тяготевшее и ориентированное на Пруссию.

Социально-политическая суть «балтийского вопроса» сводилась к проблеме, связанной с латами и эстами, которых насильственно онемечило остзейское меньшинство и лютеранская церковь при полной поддержке Пруссии, в газетах которой неустанно пропагандировалась идея крестового похода на Русь из-за братьев немцев, угнетаемых в Российской империи.

Безусловно, ошибкой царского правительства была избыточная терпимость, связанная со слабым осознанием национальных государственных интересов в Прибалтике и со слепым подобострастием к иностранной культуре. Очевидно, что прибалтов исторически необходимо было настраивать прорусски усилиями центральной власти и православной церкви. Но это сделано не было.

На фоне этой слабости центральной власти пышным цветом расцветали гнусные антирусские пасквили таких авторов, как Карл Ширрен, Юлиус Экгардт, Виктор Ген. Их книги и статьи – апология и гимн немецкого духа. По их мнению, только немцы на службе у русского царя сделали рабскую Россию просвещенной.

Особенно на ниве русофобии изощрялся В. Ген, называя русский народ «умственно отсталым», национальную жизнь России – «помойной ямой». Характеризуя русских, он пишет: «Они – дикари, ленивые, без совести и чести, носящие вонючую одежду».

И сегодня в Прибалтике звучат откровенно русофобские призывы и высказывания, происходит героизация гитлеризма и нацизма местного розлива. 

Пусть ответом им будут мудрые слова писателя-патриота 
С.Т. Аксакова: «Россия – такой слон, которому чем глубже дашь рану, тем скорее она заплывает жиром».

 

ЧЕГО ХОЧЕТ РОССИЯ?

 

Примечательно, что большинство представлений о России и русских формировалось в русле поисков ответа на вопрос, который еще несколько столетий назад попал в поле внимания европейцев, а на протяжении последних двух веков активно обсуждался мыслящими умами и в Европе, и в России, а позднее и в Америке. Это вопрос: «А чего от нас хочет Россия?» 

К сожалению, политика царей была настолько противоречивой, что иностранцам, даже жившим в ней, тяжело было понять, стремиться ли Россия в Европу или, наоборот, хочет превратить ее в продолжение Азии. 

В XV – XVI веках важнейшим признаком «европейскости» страны была ее приверженность христианской религии. Но принимались во внимание и другие критерии, как-то: степень цивилизованности, уровень культурного, политического, а затем и экономического развития. В конце XX – начале XXI веков в число таких признаков вошли приверженность страны идеалам демократии и соблюдение прав человека.

Важно заметить, что, оценивая представления об образах России, господствовавших в европейском сознании на протяжении XVIII, XIX и начала XX веков, надо понимать, что, как бы ни воспринимали европейцы Россию, они в большинстве своем никогда не считали ее «своей», никогда не видели в ней такую же органическую часть Европы, как, скажем, Франция, Италия или Великобритания.

Даже многие из тех, кто предрекал России большое будущее, исходили из того, что это потому и возможно, что у нее нет истории и нет достойного настоящего. Россия – это исторический враг и духовный оппонент.

 

СОН РАЗУМА ПОРОДИЛ ЧУДОВИЩ

 

Пережив бурный интеллектуальный подъем в эпоху Возрождения, Европа уже к началу XVII начала впадать в спячку. И лозунг равенства всех образованных людей планеты перед огнем чистого разума сменился местечковыми рассуждениями о полноценности того или иного народа и религиозными заморочками. 

Порой дело доходило до курьезов. Так, Ф. Рабле считал русских неверующими и в своей обычной карнавальной манере перечислял в одном ряду «московитов, индейцев и троглодитов». А датский дипломат 
Я. Ульфельдт сообщал, что «их священники необразованны, они не понимают никакой другой речи, кроме русской, ученых людей там вообще нет». Современный датский исследователь У. Меллер, анализируя представления некоторых европейцев XVIII века о России, предлагает версию, в соответствии с которой «Россия соотносится с Европой так же, как природа с культурой».

Мысль о «неевропейскости» России высказывали многие известные писатели, политики, философы Старого Света. Ярче других это сделали, пожалуй, Ж.-Ж. Руссо, Р. Киплинг и О. Шпенглер, автор всемирно известного «Заката Европы», который не раз обращался к вопросу о судьбе и исторической роли России и россиян.

Вот оценка Шпенглером России: «Разницу между русским и западным духом необходимо подчеркивать самым решительным образом. Как бы глубоко ни было душевное и, следовательно, религиозное, политическое и хозяйственное противоречие между англичанами, немцами, американцами и французами, но пред русским началом они немедленно смыкаются в один замкнутый мир... Настоящий русский нам внутренне столь же чужд, как римлянин эпохи царей и китаец времен задолго до Конфуция, если бы они внезапно появились среди нас».

Ну а как же тогда понять «матушку Россию»? Куда ее отнести? Послушаем Киплинга. «Русский человек – милейший человек, покуда не напьется. Как азиат, он очарователен. И лишь когда настаивает, чтобы к русским относились не как к самому западному из восточных народов, а, напротив, как к самому восточному из западных, превращается в этническое недоразумение...» Вот вам и британский ответ: русские – не европейцы, они – азиаты. И Россия – страна не  европейская, а азиатская, не западная, а восточная.

 

 

 

Следите за новостями журнала и новыми публикациями в наших официальных группах:
ВКонтакте: https://vk.com/zarussnarod
Фейсбук:https://www.facebook.com/zarussnarod/
Одноклассники: https://m.ok.ru/zarussnarod

Ссылка для скачивания